febb: (Xobotov)
Люблю слегка неправильные слова
Не брызги а дрызги
Так начинается день сперва
Слышишь внутри лязги и визги
То ли приснился ночной менуэт
То ли ночная ваза
Или паноптикум трамвая
В шкафу где когда-то стоял скелет
Больше нет ада и рая
То ли седалищем скрипишь то ли пером
Лень вставать лень последняя ночная
Словно ощущаешь в себе урон
Или отсутствие ада и рая
Или пробуждение в рассветной мгле
На берегу как раковина морская
Когда в теле нет недостатка лет
А вокруг - недостаток ада и рая
И т.д. пишу тебе на обертке конфет
Кофе дымится как маленький Везувий
Я - Васисуалий Лоханкин
Такой вот выходит портрет
Когда художник во сне себя
Рисует...
febb: (Default)

Я прост,
Как самый первый мост.
Не пудри носик
И мозги.
Сжигают осенью
Мосты!
febb: (Default)
Вечно питерцы со своими элегиями,
С белыми ночами и прочими безобразиями,
С острыми и терзающими поребриками
И душами, выстуженными на год вперед за зиму.

Но нет у них ни мавзолеев, ни публичных могильников,
Их покойники - мертвецы или персонажи писателей.
- Алё! Достоевский! Можно взять у вас интервью по мобильнику?
Почему Раскольников ваш - персонаж отрицательный?

Идешь растерянный вдоль по Невскому,
Найдя его как иголку в стоге сена.
Как же тут было холодно и неуютно бедному Достоевскому!
Может ему хотелось дом в Майями с попугаями и бассейном?

Что искал тут Петр в холодной и топкой местности?
Или, топнув ногой, настаивал, чтобы строили как в европии?
Как невинность, теряю остатки трезвости -
Сколько тут все таки сил и людей угробили!

Вспоминается Блок тут умерший заживо,
И Есенин в какой-то холодной, бессильной истерике.
Тут Довлатов, терзаясь сквозь хмель, одалживал,
Чтобы бросить в конце концов всё и умереть в Америке...

Не до элегий уже, я пинаю гранит его плотный ботинком
И вспоминаю "Иронию или с легким паром...".
И незнакомки проходят толпой сомнабул и невидимок,
От них несет парфюмерией грубой, а от реки - перегаром.
febb: (Default)
Немало гениев на "П",
На "Ж" их тоже просто куча,
Но Пушкин памятник себе
Воздвиг огромный и могучий.

К нему не зарастет тропа людей,
Что по тверской течет потоком.
Но почему-то в нем блядей
Оказывается слишком много.

Что их всех так к нему влечет?
Иль он простит им грех невольный?
И преклонение зачтет
Всем грешникам первопрестольной?

Он завещал прощать и нам,
Когда на шпильках из "мосторга",
Доступнее всех прочих дам
Они стоят легко и гордо.

Не зарастет к нему тропа,
Ни лопухами, ни крапивой,
И будет течь всегда толпа,
Чуть окосевшая от пива.

Чтоб совершать свои дела,
И помнить чудные мнгновенья.
Так не таи на ближних зла,
Если не чтут твои творенья!
febb: (Default)
Отлили лошадь из гранита,
Позолотили серебром.
И вот теперь она стоит, а
Я всё чувствую облом.

Замоноличить бы меня бы,
Поставить бы на монумент,
Чтоб проходили мимо бабы
И лузгал семечками "мент".

И ничего б не изменилось,
Текла бы мирная толпа,
Собачка буднично мочилась
Почти у каждого столба.

Герасим был бы мирный пекарь,
Герасим булки выпекал.
И склянки с ядом всем аптекарь
С любезным видом предлагал.

Везде б уключины скрипели
И раздавался женский визг,
А в жолтых окнах песни пели
И напивались снова вдрызг.

А я стою такой в граните,
Жую с улыбочкой "ментол",
А солнце яркое в зените
И голубь гадит на пальто...
febb: (Baran)
Она томно сказала: "Мы у Бога в горсти"
И сложила губики бантеком.
Я хотел её лишь подвезти
И добавить немного романтеки.

Но она снова томно сказала:
"Сколько можно гулять под луной,
Сколько можно искать идеала,
Давай тяпнем еще по одной!"

Я хотел чуть добавить романтики,
Но она прошептала "Прости!"
И сложив свои губики бантеком,
Дала в спальню себя отнести...
febb: (Default)
Есть люди (я не из такОвых,
Ну не такой я просто, вашу мать!)
Что слушают все время Щербакова
А мне на Щербакова наплевать.

Да и вообще, какие, к черту, песни!
Когда народ страдает (от изжоги),
Когда ему вообще не интересны
Изысканные страсти и тревоги.

И я - народ, почти что тот же самый.
Я не читаю По без словаря
И "ящик" не смотрю из-за рекламы,
В аду пускай ракламщики горят!

Не слушаю почти что Щербакова,
И с Пушкиным не лягу я в кровать.
Ну просто я вообще не из такОвых
И мне на это тоже наплевать!
febb: (Baran)
Вы любите Пушкина так же, как я?
Почти беззастенчиво, страстно и пылко?
Так жёлуди спелые любит свинья,
Так пьяница любит бутылку!

Раскрою я Пушкина - вот божешь мой!
Поэт, Гражданин и Мыслитель!
И бьюсь я ап стену своей головой,
Как Пушкина верный любитель!

И хочется Пушкина томно закрыть,
Подумать о звездах и лете,
О том, что и бабу прекрасно любить,
Имея двух-трех на примете.

Онегина им процитировать вслух,
Пока не отшибло, на память.
Так утром кричит, что есть мочи петух,
Сказать не умея словами.

А там у поэта, там сказано всё
И нечего больше добавить.
Приходится жить бессловесной свиньей,
И жёлуди спелые хавать.
febb: (Default)
А иногда у меня нет
Ума, холодных наблюдений
И сердца горестных замет.
Но все равно, я - светлый гений,
И светлом будущем - скелет!
febb: (Baran)
Военно(-половой) роман
У ней случился как-то летом
(Когда цвел бешенно бурьян)
С одним (безбашенным) поэтом.

Потом случились в жизни дамы
Работа, будни, скука, быт.
И вот (печальней нету в жизни драмы!)
Он незаслуженно забыт...

А мог вы ведь цвести (бурьяном)
И будоражить (естество)
Стихов пленительным (обманом)
(Не сукин-сын, а божество!)

И вот (мы скажем снова в скобках)
Как мало в жизни наших дам
Мы занимаем (Чо там? Ф Топку!)
Среди их прочих (мелких) драм.
febb: (Default)
Все разговоры просты и понятны,
Как на ладони лежит мироздание!
Носятся тётки, носятся дядьки,
Не успевают прийти на свидания.

Пестики есть на земле и тычинки,
Пчел озабоченных злое жужжание,
Жезчины есть на земле и жузчины,
Неукротимая страсть созидания.

Если бы тётки нашли своих дядек,
Если бы дядьки нашли своих тёток,
Мир бы лишился своих непоняток,
Стал бы каким-то набором "зачоток".
febb: (Default)
Будем болеть поросячей простудой,
И поглощать косолапо малину,
Мы не родились пророком и буддой,
Мы рождены этой просто скотиной.

Ну так и чтоже, лакаем лекарства
В нашем уютном и каменном веке.
Правда с микстуры мерещатся царства,
Полные самой отчаянной неги.

Нас не убить просто так этой свинкой,
Нас не убить мухоморами гриппа.
Мы рождены этой просто скотинкой
И лишены осиянного нимба.

Мы лишены этих прелестей бога,
Но мы ведь тоже прекрасные твари.
Прыгаем мы, как лягушки, высоко
И разбиваем смазливые хари...

March 2014

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 78
9 10 11 12 13 1415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 10:43 pm
Powered by Dreamwidth Studios